Категории: Идеология

Намерение

Насколько же работа с телом, в т.ч. с танцем, прорабатывает волю, намерение, реализацию в реальности!

Много раз за последнее время столкнулась с тем, что у многих очень хороших знакомых и приятных, сильных и профессиональных людей, слова очень расходятся в делом. Пожеланий, предположений, возможностей много. Но так мало из этого реально воплощается. И часто их собственное представление о том, как должно было бы быть, сильно расходится с тем, что они делают.

То, что я вижу в людях, которые начинаются заниматься танцем.. и, например, в тех, кто занимается телом иначе… что зазор между возможностью, желанием и реальностью становится меньше. Они сталкиваются с результатами ))) и очень быстро учатся, меняются, раскрываются. И эта работа прямо физически преображает тела.

То, что я всегда с огромным, сущностным удовольствием (даже когда мне достается) наблюдаю в работе Эрнесто… насколько тонок у него этот зазор. Почти молниеносно он делает то, что считает нужным, говорит необходимое, реализует желаемое, соответствует и требует от себя. Извиняется, уходит, улыбается и меняет всем настроение, прекращает или делает все от него зависящее.

У меня зазор больше. Но и по себе я чувствую, что он сократился в разы за последние несколько лет.


В Москве много умных людей. Мужчин и женщин. Которые умеют думать и любят формулировать, искать и находить причины. Людей, которые привыкли полагаться на свой ум.

В Москве много (ну или мне так везёт) хороших людей. Ценящих доброту и щедрость, искренность и много других хороших слов.

Довольно много людей проработанных или работающих-над-собой, ищущих и идущих по пути. И многие из них делали и делают это именно умом. Они много знают и уже много о чем подумали, многое проговорили.

И очень часто эта комбинация сталкивает их со сложной ситуацией…

Начиная заниматься, например, танго, танцем, фольклором… чем-то, где начинает говорить тело, они (или лучше сказать «мы») сталкиваются с тем, что говорят и танцуют о чем-то совсем не таком добром, щедром, а иногда и вовсе о чём-то соревновательно-эгоистичном… Тело неожиданно говорит в танце совсем не то, что мы бы хотели, считали правильным.

Оказывается, что уровень знания и уровень реального бытия заметно разный. И признавать это очень неприятно, это идёт вразрез с представлением о себе и с собственными ценностями, но быстро поменять себя умом или словами не получается…

Очень радуюсь, когда люди, обнаруживающие это, находят у себя… ) смелость продолжить, а не сбежать.

Хотя путь очень непростой. Гурджиев говорил, что в случае возникновения такого дисбаланса, единственный выход — начать по-честному с того уровня, на котором оказалось слабейшее наше звено. В данном случае — заново телом, реальными и предельно конкретными небольшими шагами приводить в соответствие то, что считаем правильным, с тем, что ощущаем и чувствуем, и не отворачиваясь от реальности. Учиться стоять на своих ногах, открываться, чувствовать и беспокоиться не только за себя, а за пару или группу, быть целостные и быть понятным, ждать друг друга… Сколько прекрасных вещей можно сделать в танце!!

Безумству этих храбрых и правда хочется спеть!


Собственный вкус в танце

Несколько лет назад, в совсем другой Мастерской шла речь о том, что каждое искусство нуждается в своём зрителе. И зрители для искусства ничуть не менее важны, чем создатели произведений искусства. Люди, которые умеют это искусство понимать, которых оно трогает, которым автор стремится передать что-то, впечатление и опыт. Люди, которые будут приходить, смотреть, и в том числе ногами и финансово поддерживать это искусство, и опираясь на свой вкус смогут выбрать «то самое», хорошее, стоящее искусство, отделить его от копий и попсы, критически на него посмотреть и пофидбечить.

Существование такого зрителя — принципиально важно. Воспитание и образование такого зрителя — одна из задач искусства.

Чуть позже я смотрела в одном из наших городских парков на праздничные танцы… и я думала, что люди на сцене и в толпе так жутко танцуют, настолько не про тело, не про контакт и диалог, не про присутствие или проживание… что я решила заняться постановочным танцем. Видом работы с танцем, для которого я раньше не видела ни задачи, ни цели, и который казался мне нарциссичным, странным и ненужным.

Еще в какой-то момент я обнаружила, что мы с Эрнесто занимаемся весьма неприятным для меня делом — обсуждаем видеоклипы с танцами, костюмы, послание, эстетику. И в том числе много останавливаемся на моментах, которые не нравятся… Ещё через некоторое время я поняла, что это — одна из форм работы для воспитания моего вкуса. Как танцовщицы, как художественного руководителя, как хореографа. И это вовсе не попытка обругать звёзд танца.

Для человека, который танцует, воспитание своего вкуса в отношении танца — очень важная работа. Для человека, который танцует профессионально, пробует своим танцем что-то донести до зрителя — вдвойне! И это значит, среди прочего, смотреть на танцы, пытаться понять, что сказано и что хотели сказать, и как это мне! Какое впечатление, как оно сложилось, что нравится, что я бы сделала по-своему, что не нравится, что хочется поменять, как бы я не сделала никогда… Это очень важно и позволяет найти своё в танце… свой вкус.

Поэтому наши кино-вечера обязательно продолжатся. Поэтому я время от времени вас спрашиваю, как вам со стороны чей-то танец. Поэтому я вам предлагаю собирать и делиться, обсуждать здесь те танцы, которые в положительном или отрицательном смысле вас зацепили. Поэтому важно критиковать даже (а иногда и особенно) то, что нравится, чтобы не копировать, а искать своё.


Честность

Каждый новый этап в работе с телом и танцем ставит задачи про честность на все более тонком и глубоком уровне — если я вру, тело не может танцевать.

Это известная истина. Вот и Барышников об этом говорил хорошо в одном из интервью.

Для меня это нагляднее всего видно в поездках в Аргентину. Наверное, все дело в том, что я там много танцую, тело чувствительнее, материала для наблюдения много )))

В первый раз… Милонги, танды, партнеры с их стандартными вопросами между мелодиями (как зовут? откуда я? давно ли танцую? надолго ли я в Аргентине?). Большим открытием было заметить, что, если я совру в ответ на такой вопрос, следующую мелодию тело чувствует себя скованно. Я зажимаюсь и ошибаюсь. Даже если ложь была минимальной. Даже если партнеру глубоко не важно. Даже если ложь была в дурацкой фальшивой улыбке… И наоборот. Если я решаюсь бесстрашно искать правду, подбирать слова и выражать то, что реально есть… Танцуется волшебно. Получается все то, что я еще не умею, объятие расцветает, музыка льется.

Тело не признает лжи. Каждый раз я узнаю это на новом уровне. Правда в движении, в эмоции, в кабесео, в разговоре…

В последнюю поездку я наблюдала, как замолченная правда становится ложью. Если день начат с правды (какой угодно, кому угодно, но с правды), то весь день я танцую, и тело раскрывается. Если я промолчала — она копится, мешает дышать, из недосказанности становится сокрытием правды, потом явной ложью. Удивительно, что правда может быть какой угодно: неприятной, жесткой, грубой, словами или мимикой, может быть услышанной и получить ответ или нет. Все эти неприятности тело переживет с облегчением, если в них есть правда.

Поэтому для меня работа с танцем…

Научить тело управлять собой, движением, контактом, партнером, делать разное быстро и медленно, высоко и низко, мягко и резко. И не врать!

Эмоции научить выпускать и плыть, чувствовать себя и партнера, переживать хорошее и плохое, стыдное, злое, беззащитное, сияюще светлое. И не врать!

Голову научить не бояться, прислушиваться к телу и эмоциям, решаться и пробовать. И не врать!

Это обучение танцу.