Категории: Размышления

Свобода?

У входа в парк проводили мастер-класс по танго, а я шла на милонгу. Был конец занятия. И преподаватель объяснял, что они вот учили два шага вперед и шаг вправо, но танго — это про свободу, поэтому можно сделать и шаг влево…

Почему-то стало очень грустно. Неужели в этом свобода танго?? Наверное, это была просто не очень удачная формулировка. Да и урок бесплатный, чего уж ждать. Да и танго (жизнь) у всех разная, может быть, для него возможность сделать шаг влево был прекрасным и важным открытием.

Но… грустно и страшновато… мне кажется, что с таким подходом мы упускаем то важное, что может передать нам аргентинская культура. Ту суть танго, которая нас зацепила и привела сюда, — кайф совместности и импровизации, самовыражения и общения, контакта, ведения, следования. Как будто вместо того, чтобы пойти учиться вот этому неизвестному и волшебному, мы забиваем изначальный импульс механикой фигур, схем и рамок. Делая из аргентинского танго очередные «спортивные бальные» или «хореографию». И этому активно способствуют и преподаватели, не сменившие логику после многих лет хореографической подготовки или бального «стандарта». Куда проще преподавать движения. И ученики, настойчиво желающие поскорее выспросить, выучить набор движений, шагов, правил и форм, так они чувствуют себя комфортнее и привычнее.  Куда проще учить движения. И продолжать бежать за успехом и спортивными достижениями, искать соревнования, сцену, награды, бороться на скорость и пр.

Но есть такие невероятные феномены — народная культура и социальный танец. Здесь каждый в буквальном смысле творец этого танца, культуры, искусства. Каждый из нас создает ее, привносит в нее свой вкус, свое движение, свой стиль, свою «придумку», ловкость, свои ценности красоты и совместности, свою манеру привлекать внимание и соблазнять, любить, держать дистанцию, сокращать и увеличивать ее, грустить и радоваться, злиться и договариваться. Мне кажется, это в сто раз интереснее, чем делать по линеечке синхронно и одинаково сложные шаги.

И это для меня самое классное в танго и в чамамэ — вот это все, да еще в контакте с партнером, да еще в близком ))))

Эрнесто на уроках для «преподавателей» рассказывал как величайший танцор танго, Эль Качафас танцевал танго-дуэль. В пол воткнули нож, одна нога должна прикасаться к нему все время. И целую мелодию в такой полуобездвиженности со своей партнершей. Движения не должны повторяться. Он выиграл :) Потому что творил нон-стоп.

И еще Эрнесто рассказывал, как мужчины танго считали ниже своего достоинства копировать движения у кого-нибудь. Они переделывали, перепридумывали, отвечали, развивали, усложняли, но не копировали. Потому что попытка скопировать воспринималась как невозможность ничего стоящего сказать своего.

Завораживающая история! Сколько вызова и смелости она дает!

И как невероятно круто танцевать, когда каждое движение — твое собственное!

Когда танец — это возможность выразить себя, свою ловкость, свой стиль, свою душу…

Я бесконечно благодарна Норме и Эрнесто, которые из себя, из своего опыта, создали, поделились и продолжают развивать эту методику преподавания, задавались всеми этими отнюдь не простыми вопросами про формы и суть, искали и находили способы и инструменты, вглядывались в тела и души, их способы выражать себя и вытаскивали из них все глубокое. И я бесконечно буду бить себя по рукам и иногда рвать на себе волосы, когда скатываюсь в форму. И буду продолжать искать в танце «то самое».


Африкандомбе. Карлос Паэс Виларо

Музыка, которая вдохновляет и пробуждает, творит волшебство и помогает раскрепощать(ся).

Хочу начать с благодарности… Вся эта тема и эта музыка была и остается огромным подарком, который я до сих пор постепенно разворачиваю, погружаясь все больше, и наслаждаясь его возможностями. Спасибо Эрнесто Кармона за знакомство с ней, за умение музыкой говорить с телом и создавать волшебство, которое я очень стремлюсь перенять, за целое направление в работе с телом и танцем, которое вдохновило очень многих — возвращение к корням, к ритмам, к этим сильнейшим танцам.

Карлос рассказывает, как начинался этот путь… «Когда я начал выступать с компарсами, вместе с барабанным поездом я проходил от одного помоста к другому, и понял, что некоторые композиторы отошли от своих корней и оригинального звучания, и это выхолащивает кандомбе. Я был уверен в необходимости влить в некоторые коллективы, например, «Негритянские печали» (Añoranzas Negras), которым руководил Антонио Лунго (Antonio Lungo), идею, что в кандомбе поддерживает африканские корни. И решился сочинить несколько тем с этой идеей. Создал множество песен с использованием африканских ритмов и диалектов». 

И так начался удивительный проект Карлоса Паэс Виларо (Carlos Paez Vilaro) и Маурисио Торба (Mauricio Trobo)…

Карлос, артист-пластик, скульптор и художник, не разбирающийся в музыке, но увлеченный афро-уругвайской культурой, ритмами и барабанами… И Маурисио, музыкант с детства, импровизирующий со звуками и инструментами… А также их соседи… студентка юридического, туристический гид, кондитер, сельско-хозяйственный рабочий — обычные люди, которые любят играть и петь. Вместе создали уникальный проект!

 «Много лет назад я спросил Аре Барросо, великого бразильского композитора, как он выигрывал конкурсы карнавала… И он ответил мне, что просто ничего не делал. Что внаглую записывал песни женщин, когда они шли стирать белье или когда несли ребенка, или кувшины в руках. Он брал музыкальные напевы этих негритянок и перерабатывал их потом со всей своей страстью. Таким образом у него получились песни, которые стали триумфом. В этом случае у нас получается почти то же самое. Единственное, что я сделал, — передал эти песни творцу, который их перемешал со своими чувствами и добавил туда приправы от нас обоих. Мне больше нравился перец, ему — сахар, так как мы работали вместе, мы принимали советы друг друга, ведь никто не владеет истиной, и мы удовлетворены результатом. Я бы даже сказал, что нам почти не важно, станет ли диск популярным, сделать его — само по себе достаточно».

Всего в рамках проекта получилось около 40-50 тем. В доступе — 2 диска.

И для пользователей iTunes

Как вам под это танцуется? :)

Есть чудесный сайт дома-музея Карлоса Паэс Виларо (есть английская версия) и удивительное интервью на испанском с Карлосом и Маурисио, а также его биография.


Транзито Кокомарола — музыка из путешествия 2020

В народе Папаша «Марола» (El Taita Marola) — один из отцов основателей чамамэ. 

Удивительно, как 4-5 человек могут своим вдохновением и творчеством за не очень долгое время создать целую культуру, направление в музыке и танце, которое сейчас собирает стадионы, которое множество людей считают «своим», исконным, национальным… Кажется, что чамамэ уже тысячи лет…

Транзито — один из тех, кто запустил эту волну. Он родился в 1918г.

За свою богатую творческую жизнь написал более 300 мелодий. Среди них «кумпарсита чамамэ» — 11 Километр, Мост Пексоа, Возвращение и многие другие, ставшие хитами далеко за пределами Аргентины. Я пыталась понять, что и как он сделал в чамамэ. Искала биографии, тексты, исследования, фильмы — почти ничего. Восторженные поэтические отзывы, список сочиненных песен и музыкальных коллективов, в которых он принял участие… Ну и факты, например, его именем назван (по итогам общего голосования) крупнейшая сцена в столице Коррьентеса. Для людей, живущих там, очевидно, почему. Расспросила Эрнесто Кармона и с его подачи пошла слушать огромную коллекцию записей Транзито, и поняла, что его музыка действительно лучше всех текстов отвечает на мои вопросы :) 

Его первые пластинки (1942г., ему 24 года) уже содержат столько энергии — ноги пускаются в пляс сами. И чем дальше, тем интереснее. Альбом за альбомом, год за годом он раскрывает чамамэ как жанр, сохраняя его суть, его кайф, водный характер, плавность и энергичность, добавляет ему звука, инструментов, голосов и серьезных искусных оркестровок. Чамамэ ставится богатейшим на выразительные инструменты жанром, выходит на иной уровень. Транзито привозит его в Буэнос-Айрес, много гастролирует с концертами по провинциям Аргентины и вокруг.

Как и танго, чамамэ начала века на современный слух несколько монотонно, однообразно. А к концу его творчества, в последних его альбомах… слышно все богатство решений, которое так виртуозно использует Чанго Спасюк, например. И отличное современное звучание. При этом у Транзито это всегда ооочень танцевальная музыка — она вдохновляет, заряжает, дает ритмическую базу, чудесно играет с музыкальными фразами, провоцирует творить. Можно наугад поставить любую мелодию и под нее захочется танцевать, грустить, радоваться, слушать ее, петь всем телом и доооолго-доооолго она потом звучит в голове!

Он играет чамамэ умеренно быстро, иногда чуть замедленно.  Этот стиль интерпретации — “стиль Кокомарола” — стал характерным для региона столицы Коррьентеса и севера провинции, границы с Мисьонес. 

И, наконец, когда я нашла его видео… стало понятно, как его невероятное ухо (ой!) и его бесконечное удовольствие от музыки заразили стольких простых людей, музыкантов, танцоров… 

“11 километр” в его собственном исполнении из фильма Аргентинисима

Биография на испанском.

Немногие его альбомы в iTunes El Tirabuzon, 20 superexitos originales Vol.3.

В этом блоге еще несколько альбомов!


Голова, тело, сердце…

В последнее время я стала особенно ярко замечать одну из наших классических защит. Голова стремиться проделать работу тела и чувства. Например, понять до деталей, объяснить, создать словесное описание работы, которую должно проделать тело и чувство. Заменяя и часто блокируя их работу.

Например… есть странное, непривычное движение. Возьмем что-то крупное — американа. Можно бесконечно расспрашивать, какая часть тела должна выполнять какую работу в этом движении, не начиная делать. Где вращение, где должна остаться рука, какой формы должно быть объятие и пр. Не прислушиваясь к мудрости своего собственного тела, не давая ему найти удобное положение, научиться создавать нужное усилие и пр.

Или… вот в последнее время постоянно сталкиваюсь с теми, кто мне рассказывает, что не слышит сильную долю. Но когда после 10-15-20 минут аналитических рассуждений или доказательств неумения и невозможности начинают хлопать, оказывается, что делают это прекрасно!

То же и про работу чувства. Мы пытаемся головой понять или придумать, что надо чувствовать. Вместо того, чтобы дать этому чувству появиться, развиться, быть.

Голова и ее аргументы вида: не умею, не знаю, не до конца понял, — не помогают нам (не только) в танце. Ооооочень часто я вижу нешуточную борьбу между телом, которое рвется попробовать, и головой, которая сообщает, что надо сначала узнать в подробностях, иначе ничего не получится.

Ужасно грустно, абсолютно бесполезно, глупая трата времени. К сожалению, все, что может придумать и сказать наша голова в этот момент, никуда не ведет.

Кесарю кесарево…

Давайте и телу, и голове, и чувству давать быть, учиться и делать!


Учиться танцевать…

Хочу вынести сюда текстом то, о чем говорили на занятии…

Танго — социальный танец. Не обязательно учиться его танцевать. Можно обниматься с теми, с кем нравится, танцевать так, как получается. Кайфовать. Более того — танец есть в каждом, свой, уникальный, не скопированный, не выученный, собственный. Это очень важный настрой для милонги, например.

Но если мы приходим заниматься… Мы приходим пробовать то, что не умеем пока. Мы достаем из глубин себя движения, эмоции, желания, с которыми не умеем обращаться. И бывает, что это не всегда с первого раза получается, и какие-то вещи могут даже потребовать скольких-то часов, дней или лет внимательной работы.

И в этом деле, на мой вкус, процесс важнее результата, потому что это процесс исследования своих бесконечных возможностей и талантов. И Слава Богу!

Я, несмотря на мелкие уколы гордыни, очень радуюсь, когда в очередной раз оказывается, что я сама еще только в начале этого прекрасного пути. И прихожу на занятия к Норме и Эрнесто и в который уже раз заново учусь ходить, обнимать, стоять, двигаться, дышать, говорить…

Через некоторые время оказывается, что стало удобнее и интереснее танцевать много с кем, и им теперь тоже удобнее танцевать со мной, что стало глубже и разнообразнее, что танец стал еще больше моим и еще больше нашим, что я все больше становлюсь хозяйкой своего тела, многое могу и понимаю… и пр.

У меня горизонт пути, уходящий в бесконечность даже в самых базовых вещах, — всегда повод для энтузиазма ))


Намерение

Насколько же работа с телом, в т.ч. с танцем, прорабатывает волю, намерение, реализацию в реальности!

Много раз за последнее время столкнулась с тем, что у многих очень хороших знакомых и приятных, сильных и профессиональных людей, слова очень расходятся в делом. Пожеланий, предположений, возможностей много. Но так мало из этого реально воплощается. И часто их собственное представление о том, как должно было бы быть, сильно расходится с тем, что они делают.

То, что я вижу в людях, которые начинаются заниматься танцем.. и, например, в тех, кто занимается телом иначе… что зазор между возможностью, желанием и реальностью становится меньше. Они сталкиваются с результатами ))) и очень быстро учатся, меняются, раскрываются. И эта работа прямо физически преображает тела.

То, что я всегда с огромным, сущностным удовольствием (даже когда мне достается) наблюдаю в работе Эрнесто… насколько тонок у него этот зазор. Почти молниеносно он делает то, что считает нужным, говорит необходимое, реализует желаемое, соответствует и требует от себя. Извиняется, уходит, улыбается и меняет всем настроение, прекращает или делает все от него зависящее.

У меня зазор больше. Но и по себе я чувствую, что он сократился в разы за последние несколько лет.


Танец…

В очередной раз, собирая новую группу, собираю в слова свое представление о танце и о том, чем я занимаюсь… Получилось такое размышление )))

А что для вас танец?

Танец…

…для меня это удивительное приключение. Чем больше я танцую, учу, наблюдаю, тем больше я нахожу чудесного в танце.

Танец даёт высказаться и быть услышанными (а иногда и поговорить) там, где кажется, что мы принципиально одиноки.

Танец делает даёт возможность услышать и доверять себе и партнёрам, своему телу, своему чувству, своей интуиции.

Танец учит владеть свои телом, движением и пространством. Быть себе хозяином. Проявлять намерение. И не сгибать его. Без злости и агрессии, находить твердость намерения. Формировать волю.

Танец даёт свободу танцевать все то, что актуально по жизни. И протанцовывая, проживая, находить или создавать выходы и новых себя. И часто оказывается, что это разрешает многие из наших тупиков.

Танец проявляет и питает сущность в каждом. Ее творческое, высокое эмоционально и энергетически состояние.


В Москве много умных людей. Мужчин и женщин. Которые умеют думать и любят формулировать, искать и находить причины. Людей, которые привыкли полагаться на свой ум.

В Москве много (ну или мне так везёт) хороших людей. Ценящих доброту и щедрость, искренность и много других хороших слов.

Довольно много людей проработанных или работающих-над-собой, ищущих и идущих по пути. И многие из них делали и делают это именно умом. Они много знают и уже много о чем подумали, многое проговорили.

И очень часто эта комбинация сталкивает их со сложной ситуацией…

Начиная заниматься, например, танго, танцем, фольклором… чем-то, где начинает говорить тело, они (или лучше сказать “мы”) сталкиваются с тем, что говорят и танцуют о чем-то совсем не таком добром, щедром, а иногда и вовсе о чём-то соревновательно-эгоистичном… Тело неожиданно говорит в танце совсем не то, что мы бы хотели, считали правильным.

Оказывается, что уровень знания и уровень реального бытия заметно разный. И признавать это очень неприятно, это идёт вразрез с представлением о себе и с собственными ценностями, но быстро поменять себя умом или словами не получается…

Очень радуюсь, когда люди, обнаруживающие это, находят у себя… ) смелость продолжить, а не сбежать.

Хотя путь очень непростой. Гурджиев говорил, что в случае возникновения такого дисбаланса, единственный выход — начать по-честному с того уровня, на котором оказалось слабейшее наше звено. В данном случае — заново телом, реальными и предельно конкретными небольшими шагами приводить в соответствие то, что считаем правильным, с тем, что ощущаем и чувствуем, и не отворачиваясь от реальности. Учиться стоять на своих ногах, открываться, чувствовать и беспокоиться не только за себя, а за пару или группу, быть целостные и быть понятным, ждать друг друга… Сколько прекрасных вещей можно сделать в танце!!

Безумству этих храбрых и правда хочется спеть!


Собственный вкус в танце

Несколько лет назад, в совсем другой Мастерской шла речь о том, что каждое искусство нуждается в своём зрителе. И зрители для искусства ничуть не менее важны, чем создатели произведений искусства. Люди, которые умеют это искусство понимать, которых оно трогает, которым автор стремится передать что-то, впечатление и опыт. Люди, которые будут приходить, смотреть, и в том числе ногами и финансово поддерживать это искусство, и опираясь на свой вкус смогут выбрать “то самое”, хорошее, стоящее искусство, отделить его от копий и попсы, критически на него посмотреть и пофидбечить.

Существование такого зрителя — принципиально важно. Воспитание и образование такого зрителя — одна из задач искусства.

Чуть позже я смотрела в одном из наших городских парков на праздничные танцы… и я думала, что люди на сцене и в толпе так жутко танцуют, настолько не про тело, не про контакт и диалог, не про присутствие или проживание… что я решила заняться постановочным танцем. Видом работы с танцем, для которого я раньше не видела ни задачи, ни цели, и который казался мне нарциссичным, странным и ненужным.

Еще в какой-то момент я обнаружила, что мы с Эрнесто занимаемся весьма неприятным для меня делом — обсуждаем видеоклипы с танцами, костюмы, послание, эстетику. И в том числе много останавливаемся на моментах, которые не нравятся… Ещё через некоторое время я поняла, что это — одна из форм работы для воспитания моего вкуса. Как танцовщицы, как художественного руководителя, как хореографа. И это вовсе не попытка обругать звёзд танца.

Для человека, который танцует, воспитание своего вкуса в отношении танца — очень важная работа. Для человека, который танцует профессионально, пробует своим танцем что-то донести до зрителя — вдвойне! И это значит, среди прочего, смотреть на танцы, пытаться понять, что сказано и что хотели сказать, и как это мне! Какое впечатление, как оно сложилось, что нравится, что я бы сделала по-своему, что не нравится, что хочется поменять, как бы я не сделала никогда… Это очень важно и позволяет найти своё в танце… свой вкус.

Поэтому наши кино-вечера обязательно продолжатся. Поэтому я время от времени вас спрашиваю, как вам со стороны чей-то танец. Поэтому я вам предлагаю собирать и делиться, обсуждать здесь те танцы, которые в положительном или отрицательном смысле вас зацепили. Поэтому важно критиковать даже (а иногда и особенно) то, что нравится, чтобы не копировать, а искать своё.


Одежда

Наше тело состоит из воды… И тело, как типичная вода, принимает форму одежды, которую мы на себя надеваем )))

Танго — танец демократичный. Нам не нужны специальные юбки или пуанты. Мы можем танцевать в любой удобной для нас одежде.

Но…

Кажется, пришло время для более подробного погружения в тему.

За последние несколько лет у нас было множество экспериментов с одеждой для танца, к которым я приглашаю вас присоединиться.

Большинство экспериментов показывали простую логическую связь. То, что нам в своем теле не нравится, мы стараемся спрятать одеждой — чем больше мы это прячем, тем меньше чувствуем и управляем этой частью тела — тем меньше наше тело нам нравится. И, конечно, работает и в обратную сторону.

Например, с животом. Мы его прячем под свободной одеждой. Как только мы его откроем / наденем обтягивающую одежду, тонус живота меняется, он начинает активнее участвовать в движении и меняет форму и состояние. Работает даже если мы открываем его дома, даже если никто нас не видит и пр., работает на каком-то подсознательном уровне.

Аналогичные эксперименты у нас были почти с каждой частью тела. С ногами, с грудью, с бедрами. Везде немного своя специфика. И, конечно, у каждого свои задачи. Кому-то важно расслабить ноги, кому-то научиться их собирать. И тут будут разные решения и выбор одежды. Но общий принцип остается тем же.

И, конечно, одежда влияет на движение и танец.

По результатам сформулировались общие рекомендации по выбору одежды для танца, в том числе, для занятий:

Очень важно, чтобы одежда была удобной, приятной наощупь, не сковывала естественные движения и гибкость тела. И не мешала сидеть, ходить и двигаться так, как вам нравится. И не скрывала движение тела, показывала, подчеркивала и, может быть, продолжала его.
Выберите самые приятные к телу вещи в вашем гардеробе, давайте посмотрим, в чем лучше всего будет танцевать.

Обратите внимание, что одежда создает ваш образ и может задавать настроение.
Если вы хотите яркости и собственного вкуса в танце, а приходите заниматься в одном и том же черном костюме… Если вы хотите раскрытия женственности, а приходите в мешковатых вещах, скрывающих ваше тело с головой… Если вы хотите взрослости, а танцуете только в мини-юбке…
Попробуйте разные образы. Давайте посмотрим, как это повлияет на тело и танец.

Также с помощью одежды мы можем помогать работе со свободой движения / контролем, с мягкостью / характерностью движения, с ритмичностью и вниманием в отдельных частях тела.

Если интересно, поговорим и поработаем с этим подробнее на занятиях.

Буду рада вашим вопросам и темам!


Шеринг

Мы регулярно меняемся партнерами. Танцуем несколько танцев с одним человеком, говорим с ним о чем-то в танце, подстраиваемся под его тело и движение, благодарим и идем навстречу к другому партнеру. Мы многому можем научиться у каждого, с кем встречаемся в танце. Учимся практикуя. Открываем в каждом партнере новый, лично его способ танцевать, его манеру движения и интерпретации музыки, его способ обниматься, его способ слушать или вести. И, конечно, к каждому нам нужно чуть подстроиться, поменяться.

Каждый раз, в каждом танце, в упражнении на занятии или в одном из наших экспериментов мы многое открываем для себя.

И важно, чтобы мы это осознавали.

Что произошло в танце, что было важно, интересно, неожиданно, что понравилось, что не очень, где получилось удобно / неудобно / нежно / страстно / резко / сильно… или скучно… и т.д. От физики и техники до глубин человеческого энергетического обмена.

В какие бы трансовые танцы мы не входили, нам важно, выходя, унести с собой этот опыт, осознать его. Одна из самых удобных практик для этого — шеринг. Постарайтесь собрать в слова, символы или образы (часто прямо назвать и описать этот опыт непросто). Сначала хотя бы для себя.

И, очень вероятно, что остальным участникам группы это будет важно и актуально. Вашему партнеру — откалиброваться, услышав вашу точку зрения. Другим участникам группы — найти слова для своих похожих опытов, сложностей и состояний. Ведущему группы — понять, как вы это сознаете, что сложно, куда вести дальше. Выберите то, чем вы могли и хотели бы поделиться.

Очень надеюсь, что это создаст у нас с вами особое пространство и культуру шеринга.
С большой долей вероятности вы увидите, что моменты, которыми вы поначалу не решались делиться, окажутся актуальными для многих. И вполне вероятно, что кто-то нашел способ с ними интересно и красиво обходиться. С другой стороны, каждый раз, скорее всего, будет чуть иная точка зрения на вечные вопросы танца, новые оттенки и вкусы. И вы найдете еще множество фокусов внимания, которые обогатят ваш танец. И лучше узнаете и себя, и ваших партнеров. А это в свою очередь даст возможность более глубокой и интересной работы.


Навигация в пространстве милонги

После нашего праздника в субботу меня многие спрашивали про навигацию :) Так как у нас на милонгах подавляющее большинство танцует (даже при гендерном дисбалансе), места было немного. По московским меркам )) По аргентинским меркам мы, конечно, шикуем. Но нам непривычно…
 
Хочу немного рассказать вам про работу с пространством в двух аспектах.
 
Во-первых, после многочисленных экспериментов с движением в темноте и доверием телесным ощущениям от пространства, могу вам сказать точно — тело наше может чувствовать препятствия, стены, объем свободного пространства, людей вокруг, их движения и даже их настроения и состояния. Без использования глаз. Но способность эту ежедневные пользователи метро и городских улиц накрепко замуровывают. На слепых милонгах у Эрнесто, например, и на наших экспериментах с этой темой всегда четко выделялись стадии. Сначала люди постоянно толпятся все вместе, натыкаясь друг на друга. А под конец обычно каким-то чудом равномерно распределяются в пространстве, каким бы оно ни было.
 
Поэтому первое направление работы — расслабляться и учиться доверять телу.
 
Во-вторых… Знаете, я как бывшая бальница многократно видела танцоров спортивных бальных танцев, которые локтями распихивают соседей по танцполу, блокируют конкурентов в углу и т.д. Если вы чувствуете себя участником соревнования за места в метро, то любое касание соседей будет для вас столкновением, ваше тело будет жестким, нацеленным на конкуренцию. Если вы чувствуете себя частью танцующей группы, с которой вы вместе создаете милонгу, вы будете чувствовать соседние пары, ваше тело будет расслабленным и касания будут поводами для контакта, совместного танца.
 
Поэтому второе направление работы — удерживать во внимании группу целиком.

О свободе

Одна из постановок, над которой мы сейчас работаем, воспроизводит атмосферу негритянских сообществ, складывающихся в условиях рабства в американских колониях. И один из лейтмотивов танца — свобода. Память о свободе. Стремление к свободе. Эрнесто довольно много и эмоционально нам пытался рассказать о контексте негритянской жизни, когда мы начинали работать с постановкой. И мне было не очень понятно, почему так много внимания именно этой теме.

Недавно я наткнулась на красивый ролик с Теда, где девушка рассказывала и показывала разные социальные танцы, ритмы. И тоже рассказывала об их возникновении. О том самом стремлении к свободе. Например, о шутках над “хозяевами”, заложенных в танце… Рассказывала и показывала ритмы и движения — раскованные, свободные, красивые в своей естественной, природной грации.

И пришло какое-то телесное понимание… Эти люди настолько в тот момент нуждались в свободе — в каком-нибудь окошечке свободы и памяти о своей родине и своих корнях, — что пространство музыки и танца стало для них очень интенсивным, ярким проживанием этого. Они дорого платили за это время. После утомительной работы найти силы танцевать, петь, стучать не так-то просто. Но другого не было.

И в танце они освобождали тело, изливали душу, вкладывали все, что в них было в этот танец.

Конечно, танцы, которые взяли начало в этой традиции, передают этот вкус. Поэтому он такой пряный и заводной.

Конечно, чтобы так станцевать, нужно найти свое стремление к свободе.


Миф о танго-классике

Вокруг музыки в танго сформировалось некоторое количество мифов, которые не находят в моей душе никакого отклика. Поскольку мы тут начали немного говорить про музыку, мне хочется эти мифы, как минимум, сформулировать, а где получится — так и развеять, чтобы они нам не сильно мешали танцевать и радоваться жизни. И миф первый — это миф о танго-классике.

По какой-то непонятной мне причине почти всё внимание танцующих танго приковано к музыке прошлого века, в прямом смысле этих слов. Принято считать, что «танго было там и тогда», и всё, что мы можем сейчас — это беречь, холить и лелеять достояние золотого века танго.

Самая частое возмущение, которое я слышу от разных людей о собственном подборе музыки на милонгах: «это — не классика». Господь с вами, на дворе 2013 год. Танго рождалось и развивалось в течение всего XX века, но сегодня мир таков, каков он сегодня, и музыка сегодня — уже чуть иная, сегодняшняя.

Как когда-то танго в Буэнос-Айресе вышло из стен борделей и наполнило собой весь город, так сегодня танго вышло из стен Буэнос-Айреса и наполнило собой весь мир. Неужели вы не слышите? Танго живое, оно живет не «там и тогда», но «здесь и сейчас». Вот, например, его нынешнее дыхание:

Не поймите меня неверно, танцевать танго и не любить классику, не питать к ней уважения, не восхищаться ей — невозможно, и я безумно влюблен, например, в д’Арьенцо (как можно не полюбить этоhttp://www.youtube.com/watch?v=3Z5qEKxfmm8 ?!), но я против упаковывания танго в чемодан прошлого. Золотой век — золотым веком, но я хочу жить сегодняшним днем, и танцевать ту музыку, в которой дух танго воплощается сегодня, сейчас, в это мгновение…


Честность

Каждый новый этап в работе с телом и танцем ставит задачи про честность на все более тонком и глубоком уровне — если я вру, тело не может танцевать.

Это известная истина. Вот и Барышников об этом говорил хорошо в одном из интервью.

Для меня это нагляднее всего видно в поездках в Аргентину. Наверное, все дело в том, что я там много танцую, тело чувствительнее, материала для наблюдения много )))

В первый раз… Милонги, танды, партнеры с их стандартными вопросами между мелодиями (как зовут? откуда я? давно ли танцую? надолго ли я в Аргентине?). Большим открытием было заметить, что, если я совру в ответ на такой вопрос, следующую мелодию тело чувствует себя скованно. Я зажимаюсь и ошибаюсь. Даже если ложь была минимальной. Даже если партнеру глубоко не важно. Даже если ложь была в дурацкой фальшивой улыбке… И наоборот. Если я решаюсь бесстрашно искать правду, подбирать слова и выражать то, что реально есть… Танцуется волшебно. Получается все то, что я еще не умею, объятие расцветает, музыка льется.

Тело не признает лжи. Каждый раз я узнаю это на новом уровне. Правда в движении, в эмоции, в кабесео, в разговоре…

В последнюю поездку я наблюдала, как замолченная правда становится ложью. Если день начат с правды (какой угодно, кому угодно, но с правды), то весь день я танцую, и тело раскрывается. Если я промолчала — она копится, мешает дышать, из недосказанности становится сокрытием правды, потом явной ложью. Удивительно, что правда может быть какой угодно: неприятной, жесткой, грубой, словами или мимикой, может быть услышанной и получить ответ или нет. Все эти неприятности тело переживет с облегчением, если в них есть правда.

Поэтому для меня работа с танцем…

Научить тело управлять собой, движением, контактом, партнером, делать разное быстро и медленно, высоко и низко, мягко и резко. И не врать!

Эмоции научить выпускать и плыть, чувствовать себя и партнера, переживать хорошее и плохое, стыдное, злое, беззащитное, сияюще светлое. И не врать!

Голову научить не бояться, прислушиваться к телу и эмоциям, решаться и пробовать. И не врать!

Это обучение танцу.


Гаучада

Это одна из моих аргентинских находок. Удивительный, уникальный феномен, который близок к нашему представлению о том, как “должно быть”, просто у нас обычно почему-то не хватает времени или сил…

Термин “гаучада” используется в Чили, Аргентине и Угурвае. Но в Аргентине используется особенно широко и часто. В самом простом смысле гаучада — это бескорыстная помощь или любезность.

Термин появился в период революции и борьбы за независимость колоний Латинский Америки, когда гаучо (свободный, бродячий или живущий своим отдельным хозяйством креол или метис, часто занимающийся разведением скота, со своими особенными, характерными только для гаучо традициями, привычками, одеждой и фольклором), стал основной силой и героем этой борьбы. В тот момент было принято и естественно, что в доме у гаучо уставшие путешественники могли найти приют, еду и ночлег. А путешествующих в то время было много. И гаучада стала обозначением такого естественного для гаучо из провинции поведения — готовности помочь.

И эта специфическая внимательность к окружающим, выискивающая возможности помочь кому-то из тех, кто рядом: уступить дорогу или кресло, поднять тяжелое, подвинуться, подсказать, поинтересоваться, как дела, даже купить пирожок или заплатить за проезд… Эти мелочи составляют ежедневную канву жизни. И имеют удивительный эффект. Дают энергию. Человек распрямляется, встает и чувствует себя гордо и уверенно. И наоборот, когда человек не позволяет себе такой щедрости, считает себя слишком бедным по времени, деньгам или силам, и энергия утекает, а тело зажимается, оставаясь сидеть в метро перед уставшей бабушкой. Силы, потраченные на это внимание и любезность, возмещаются сторицей. И они умудрились сохранить это до сих пор, даже в городах, даже в больших городах! И из этого состояния они танцуют… И это звучит в чакарере, самбе и в милонгах.

На одной пенье в Тилькаре.
Никогда не забуду этот момент! Поет Томас Липан. У дверей его слушает девушка. Он, как часто бывает, приглашает ее станцевать. Она отвечает, что пришла одна, но, может быть, найдется гаучо, который окажет любезность и станцует с ней… И поднимается гаучо )) И они танцуют трогательную куэку.

На одной пенье в Буэнос-Айресе.
Я пришла с другом, у которого болит нога, мы разделились, брожу, выбираю подарки. Через часок нахожу друга в компании старушки “божий одуванчик”. Старушка за пару минут расспрашивает, что я умеют и люблю танцевать. И начинает предлагать мне варианты, с кем я могу станцевать. Вот ее сын или муж придет, они конечно не заставят меня сидеть слишком долго. Или вот еще есть мужчины, она может поручиться, они тоже приличные гаучо, не оставят девушку-в-нужде,  то есть без танца.

И вот эти оказывающие и принимающие внимание, помощь и любезность люди встают танцевать фольклор или танго )))

Я беспокоилась, что эти мои привычки останутся в прекрасном портовом городе. Но они работают и здесь. Я привыкла больше замечать людей вокруг и стала водить иначе, ходить иначе, танцевать иначе, вижу, кому что нужно из тех, кто меня окружает в лифте, на улице или метро. Даже здороваться иногда стала! ))) И чувствую, как много эти мелочи дают. И вам желаю!


When the moment sings

Ритм…

Как его воспринимают и проживают телом африканцы и европейцы? Как чувство ритма воспитывается и блокируется, как в наш внутренний ритм жизни интегрируется все то, чем мы занимаемся?

Норвежский фильм-исследование. Очень актуально :)


Мастерской танца посвящается…

В последнее время на вопрос, как дела, я часто рассказываю про нашу Мастерскую, про нас с вами :) Как всегда, за глаза проще… Но в глаза честнее.

Так вот — спасибо вам!

Когда я только начинала в самолете из Буэнос-Айреса мечтать про Мастерскую, про то, как можно и нужно организовать работу про танец, про танго, я хотела того, что происходит сейчас — совместной работы, поиска, эксперимента, возможности поделиться находкой, будить друг друга из нашей странной механистичной сонливости, делить друг с другом сомнения и мечты. И удивительно, что это и правда становится возможным. Мы с вами создали пространство, в котором можно раскрываться, проявляться, делать удивительное.

Спасибо Яру за идеи и соприсутствие, свидетельствование этой жизни. Паше — за его энтузиазм и честность, пуэр на практиках, за готовность учить и учиться. Денису — за вдохновляющую смелость, за демократичность, за заботу и готовность делиться и ждать. Оле — за незыблемость женского плеча и чуткость, за способность делать, как надо, даже когда не хочется. Сереже — за смелость в экспериментах с танцем и музыкой, за невероятное доверие. Жене — за заботу о пространстве, за мужской вдохновенный фольклор, за чуткое объятие. Кате Ивановой — за легкость и радость, за ее непростые и важные вопросы. Лиде — за заразительное мужество, за желание танцевать и яркость. Кате Пылаевой — за ее тонкий вкус и доверие, на которое по-настоящему можно опереться. Дине — за присутствующие руки, за сомнения и откровенность, с которой о них можно говорить. Косте — за вопросы и понимание, за готовность выпрыгивать из зоны комфорта. Юре — за мужественность в танце, за щедрую помощь и вкуснейшие пироги. Антону — за его невероятное постоянство и вдумчивость в работе. Маше — за неожиданные появления, за возможность работать с самым важным. Лене — за ее мягкость и восхищающую решительность. Эвелине — за внимание и вдохновляющий фидбек. Свете — за веру, желание большего и совершенно волшебных людей. Роме — за точное попадание в текст или не в текст. Седе — за честность и энтузиазм, за желание танцевать. Максиму — за интерес, слух и отзывчивость. Наде с Борей — за волшебство и надежду. Марку — за касатку, за крылья, вдохновение делать и открываться, за настойчивость…

Спасибо всем нам — за смелость и доверие, готовность задавать вопросы, работать над собой, помогать друг другу, проявляться самим и быть свидетелем того, как открывается другой, за бережность и нежность, за наше сумасшествие :)


Mercedes Sosa

Уже больше года я хочу написать о ней, все время возвращаюсь мыслями к этому посту, но понимаю, что слишком мало знаю, слишком мало понимаю про нее, про ее работу, про ее песни, полные силы, вкуса и присутствия, про ее борьбу и жизнь.

Но именно ее песнями очень хочется поделиться тем более, что она так многому меня научила и учит. Поэтому я решила рассказать о некоторых своих находках и инсайтах, связанных с ее творчеством. Все сугубо имхо!

Историческая справка
1935-2009
Ее музыкальная карьера началась в 15 лет с выигранного контракта на радио. Свой первый альбом она выпустила в возрасте 24 лет. Собирала и пела аргентинский фольклор (сначала ее родного Севера, потом всей Аргентины, потом шире — Латинской Америки, в ее творчестве много бразильских, мексиканских песен). Активно ездила по миру с гастролями. После прихода к власти военной хунты ее арестовали (вместе со всеми зрителями) прямо на концерте в 1979 году. И отпустили только под сильным международным давлением, после чего она вынуждена были эмигрировать в Европу. Она вернулась в Аргентину только в 1982 году. За свою жизнь она записала более 40 альбомов. Выступала на самых известных площадках мира — в Lincoln center (NY), в Сикстинской капелле, в Carnegie hall и др. Пела в самых разных жанрах — и фольклор, и рок, и танго, и опера. Ее называли «голосом безгласых», «голосом Латинской Америки», в своих песнях она передавала чувства и опыт народов. Многие ее интерпретации и находки стали классическими.

Биография на Wikipedia

Фильм-биография, посвященный ее жизни и творчеству, ждет своего часа на наших кино-вечерах.

Первое, что поразило меня, — эмоциональное наполнение ее песен. Никогда раньше я так явно и полно не слышала такого невероятного спектра эмоции. Глубокую женскую улыбку, радость в Sueñero. Горечь и уязвимость расставания в Zamba para olvidarte. Или нежность и переживание совместности в La Belleza. Достоверные, выдержанные чувства взрослой женщины, в которых звучит и сила проживания этих чувств, и способность не быть в их власти. Благодаря этому прослушивание, а тем более какое-либо исполнение этих песен (танец или попытка их спеть, сыграть) становится для меня значимым эмоциональным опытом.

Второе наблюдение, за которое я очень благодарна ее творчеству, я сделала, слушая альбомы разных лет. На сравнении, я обнаружила, как развивался ее голос, как она с каждым годом все больше может передать с его помощью. Я услышала, что это происходит, когда она авторизует его силу, перестает зажимать (даже чуть-чуть, легким придыханием) и свободно играет всей его мощью. И мой любимый альбом Al Despertar спет на полную.

И последнее, самое свежее открытие я сделала, слушая два альбома, записанных ею вместе с другими певцами и музыкантами. Надо сказать, что я раньше это жанр встречала в основном на российской эстраде. И с ним ассоциировались разнообразные дни рождения наших звезд, масштабный маркетинг. Поэтому к этим альбомам я относилась с предубеждением. Mercedes Sosa с Shakira… Хм. Или Mercedes Sosa с Maria Graña… Казалось, что в этом исполнении песни должны априори проигрывать ее сольным версиям. И вдруг я услышала в них совершенно другой уровень — как она в этих песнях выстраивает диалог со своими партнерами. Когда она каждый раз подстраивается, ищет общую частоту, меняет манеру и звучание своего голоса, дополняет или ведет. И как ей нравится, как она ценит их голоса, работу и вкус. Впервые я услышала этот диалог на таком уровне.

И еще слушать и слушать! Со всем доступным присутствием и вниманием!


Пустота незнания. Свой танец.

Я очень люблю работать с теми, кто пришел танцевать с нуля. С теми, кто еще только открывает свое движение, свой танец. Обычно начинающие очень стесняются своего незнания шагов и правил, но если не торопиться заполнить свое незнание… в каждом очень ярко звучит его собственная стилистика танца. Свой ритм, темп, пластика, свой способ слышать музыку. Это невероятно интересно — знакомиться с этим танцем, в котором еще нет ничего стандартного, скучного, механистичного, встречать в человеке эту невероятную смелость сделать первый шаг. И именно незнание дает возможность познакомиться с собой, своим танцем.

Дальше начинается работа про танец. И для меня очень важно всегда, чтобы все то, что человек будет узнавать про тело, про музыку, про танец, про контакт и партнера, про танго не смазало его собственную стилистику танца, а помогло ей развиться, стать богаче и ярче, интереснее и для него самого, и для его партнеров.

И для этого придется изменять свои привычки, открывать и авторизовывать возможности. И, конечно, если кто-то танцует только маленькими обрезанными шагами, мы будем работать над длинными и плавными шагами. Но мы будем искать свой(!) способ танцевать длинные шаги…

Важно, чтобы стилистика движения менялась вместе с человеком, оставаясь по-честному своей, а не «взятой у какой-нибудь балерины напрокат» (М.Плисецкая).

В конечном счете мы стремимся к 2 целям. Сделать движение сознаваемым, чтобы танец был авторизованным, своим, чтобы не движение вело человека, а человек совершал свое движение именно так, как он сейчас чувствует и хочет, а не потому что «так получилось». И сделать каждое движение, танец совместным, контактным, по-настоящему нашим.